Ромео (dobrokhotov) wrote,
Ромео
dobrokhotov

Страсти в эфире и не только

Ничто не предвещало ужасного. Перед эфиром пообщался с замечательными людьми, которых всегда на "Эхе" множество. Туда-сюда курсировала Тоня Самсонова, попутно повышая всем настроение (это, я так понимю, и есть ее профессия). На высоком стуле сидела величественная Маша Гайдар, укрытая простынкой - гримерша подводила ей брови. "Разве у тебя сейчас эфир, - удивился я, - ты что, вместе с нами будешь?". "Нет я через час, после вас", - ответила Маша. Серьезно она, вестимо, подходит к подготовке к эфиру. Кстати, ее все время журналисты называют лидером движения "Мы", но я не обижаюсь. В комнату впорхнула лучистая Светлана Сорокина (вот, думаю, сколько лет прошло, а она выглядит все также как на телевидении). Удивившись тому что Маша Гайдар уже гримируется к ее эфиру, она достала из сумки бутылку похвастаться - это была какая-то брусника на коньяке. Паря над землей в комнату вплыл Владимир Познер, поздоровался со мной и Кургиняном, который сидел уже на диванчике, готовясь по каким-то бумажкам. Познер узнал тему нашей передачи: "Что? Любовь к власти реальная или мнимая? Это даже не вопрос. Тут все совершенно ясно", - сказал он, одевая пальто. Кургинян закивал - ну конечно, конечно ясно. "Совершенно очевидно, что любовь мнимая. Любят Путина, а власть ненавидят", - отрезал Познер хитро прищурившись и, оставив окружающих в легком замешательстве, медленно уплыл. Вместо него влетел высоченный Андрей Гаврилов в офигеннейше стильных гигантских очках. Мы обсудили с ним кто что видел на Марше несогласных и тут подошло время эфира.


Воробьев предложил нам, чтобы мы сами выбирали когда останавливаться, а он, дескать, будет лишь изредка вмешиваться. Это не сработало, потому что мы с Кургиняном стали друг друга перебивать. Воробьев расстроился - он очень любит чтобы все было интеллигентно - и стал модерировать сам. В ходе дискуссии я между делом, что Кургинян любит защищать Путина на госканалах и тот обиделся, заявив что я перехожу на личности. Какой же тут переход на личности - я же не о внешности его говорю или возрасте, а о взглядах. Но Воробьев встал на его сторону. Ну ладно, едем дальше. Спорили бурно, но не слишком конструктивно - Кургинян все хотел почему-то говорить о том как Буковский хочет расчленить Россию и о том как демократы расстреляли тысячи людей в 1993 году. Я не понимаю почему он все время это повторял, вероятно это он мог рождить на политическую тему. Потом произошло нечто, что я не могу понять.



В одной из своих фраз я сказал что-то вроде "Волну протестов можно направить в пользу демократии, а можно в пользу пути, который бредлагает Кургинян, коричневый путь, как я его вижу". "Ну это уже оскорбление!" - возмутился Кургинян. "Это мое мнение" "Но я же не называю вашу оранжевую революцию голубой". "Может потому что к оранжевым вы относитесь еще хуже, чем к голубым?" - спросил я и тут Кургинян плеснул в меня водой из стакана. Полный стакан, но я увернулся, только вымок костюм. "Вот она, демократия по Кургиняну", - пробормотал я в смятении, но в ответ пулятся водой не стал, чем по видимому сбил планы Кургиняна. "Он первый начал!" - крикнул Кургинян Воробьеву и тот попросил нас друг перед другом извиниться, хотя я так и не понял почему в этой ситуации извиняться должен я.

"Какой вы оказывается веселый человек", - сказал я Кургиняну ободрительно после эфира - тот был весь как-то поджат и запуган. "Да-да, я очень веселый!" - облегченно выдохнул Кургинян, подпрыгнув, и заспешил переодеваться. Но скрыться он не успел. В "аквариуме" (в помещении где переодеваются и готовятся) уже сидел, ожидая эфира Борис Немцов. "Привет, Рома!" - улыбнулся он, радостно пожимая мне руку и похлопывая по плечу. "Он что, тебя водой облил?" - спросил он, оглядывая меня. "Еще как", - признался я. "Правда что ли, не может быть?" - не верил он. Кургинян стал одеваться еще быстрее. "Вы что его водой облили? " - спросил он Кургиняна и тот виновато улыбнулся и повел плечами мол, "вот какой я шалун". "Вы почему это маленьких обижаете?" - спросил Немцов политолога, дружески обхватив меня рукой за плечо. Рост у Немцова приличный и фигура крепкая, а голос звучал как-то не шутливо. Кургинян поежился, что-то пробормотал и мгновенно исчез, как провалился под землю. "А я вот, в ответ поливаться водой не стал", - укорительно казал я Немцову, вспоминая его дебаты с Жириновским. "Облитая оппозиция", - сказал кто-то про нас с Немцовым. "А я вот всегда сдачи даю, - честно признался Немцов, - помню на меня как то напали нашисты, причем сзади - они всегда сзади нападают. А я решил, что буду им отвечать. Сходу одному в дыню - "на!". Привет, говорю, Путину передай". В общем, Немцова надо почаще на акции приглашать. С ним как-то спокойнее.

В конце эфира, надо отметить, больше 90% проголосовало за меня - наверное просто пожалели мокрого. Но главное - после эфира позвонила Ксеня Ларина и сказала, что я держался хорошо. Тоже пожалела, наверное, но все равно приятно.

UPD: Кургинян пишет на своем сайте: "А потому вопрос абсолютно прост. Я жду один день. В течение этого дня "Эхо Москвы" должно принести мне внятные извинения и признать, что названные цифры прошедшего во время передачи "Клинч" телефонного голосования грубо сфальсифицированы".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 257 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →