Ромео (dobrokhotov) wrote,
Ромео
dobrokhotov

Category:
  • Mood:
  • Music:

Мата не было. Игра продолжается.

Когда выходишь на свободу, не знаешь чем заняться, потому что хочется заняться сразу всем – любая мелочь доставляет огромное удовольствие. Если кто-то надеялся отбить у меня желание бороться за свободу, посадив меня на пять суток, это было очень глупо, потому что теперь я как никогда хорошо понимаю что свобода это та самая штука, за которую прежде всего и стоит бороться.

Забавно, что посадили меня за самую невинную из наших акций, иллюстрирующую бородатый советский анекдот.



ОМОН был какой-то неадекватный, выпучивали глаза, орали что-то невнятное, махали кулаками в автобусе. Правда когда они начали орать на меня «ты в армии служил, ты вообще войну видел?», я не выдержал и сам стал орать на них, что я-то как раз войну видел, а вот никто из них на ней не был, и вся их героическая служба – ловить оппозиционеров. Они немного опешили но материцца не перестали. В автобус зашел какой-то мент и спросил «Доброхотов здесь?». «Здесь». Почему их с самого начала интересовал именно я. Это подтвердилось когда мы приехали в суд: в ходе заседания судья вдруг заявил мне, что меня обвиняют в мелком хулиганстве – мат в общественном месте (а за это уже можно штрафом и не отделаться). Как бы абсурдно это ни выглядело, но те же менты, что меня тащили в автобус, выступили «беспристрастными свидетелями». Ловко. Другие свидетели и видеозапись происходящего судью Лебедева не интересовала, его интересовали только иностранные визы в моем паспорте и что я вообще делал за границей. Остальное ему было ясно. Даже менты были в шоке от приговора. На их памяти «политическим» никогда не давали больше суток. А вот ОМОНовцы злорадствовали. Они еще не знали, что потом в превышении и лжесвидетельстве обвинят их самих.

Из суда привезли сначала в отделение, отобрали вещи, сняли шнурки, посадили в КПЗ. Целый день предстояло провести там и это самое хреновое время – каменный мешок без окон размером с грузовой лифт, холод, вонь, в соседних камерах сидят разного рода бомжи воры и алкоголики, периодически изо всех сил стуча в железную дверь ногой, чтобы к ним спустились менты, но менты спускались редко. Думать ни о чем нет сил и конца этому не видно, потому что за временем следить невозможно.

В изоляторе – дело другое. Большая комната с двухъярусными кроватями, относительно тепло. В камере человек 10 – все или спят или курят, потому что больше там делать нечего. «Политических» они уважают – грамотные люди как никак. Менты тоже побаиваются. После многочисленных звонков журналистов и адвоката даже (небывалое дело!) принесли мыло и всем поменяли белье на чистое. Место, впрочем довольно мерзкое – разум приличного человека никогда не смирится с таким явление как parasha – туалет из дырки в полу ничем не отгороженный от уважаемой публики.

Полегчало сразу как только начали приносить передачи. Одна за одной – еда газеты, прочие полезные вещи. Как хорошо иметь хороших друзей и заботливых родных. Не у всех они есть, надо сказать. У некоторых в изоляторе жизнь даже лучше, чем на воле – как, например, у уличного баяниста Паши, живущего в гараже и никаких родственников и тем более друзей не имеющего.

Один только журнал «Власть» я получил в трех экземплярах, а апельсины и бананы буду есть еще наверное месяца два. Особенно порадовали распечатки из моей френд-ленты в ЖЖ – здорово придумано. Еще больше жизнь наладилась, когда за оказание всяческой помощи (например, в разгребании снега на улице) меня с таксистом Васильевым переселили в камеру для «рабочих», где даже дали возможность курить трубку. Собственно, после того как в камере появились трубка и книги, можно было уже ни о чем не заботиться.

Сегодня бы я должен был еще сидеть там, но героическими усилиями адвокату Елене Липцер удалось добиться пересмотра дела уже во вторник вечером. Нашли время прийти и свидетели с другими неравнодушными людьми, а главное удалось пригласить человека, который снимал акцию на камеру – он принес видеозапись с собой. Все выступали пламенно и убедительно, судья был завален фактами и свидетельствами. После пяти часов судебных разбирательств федеральный судья Бондарев под аплодисменты признал обвинение незаконным и освободил меня в зале суда. «Роман, я не знаю, что из этого всего получится», - бросил он мне, когда мы уже выходили из зала. Я тоже не знаю, вообще сейчас с нормальными судьями власти не церемонятся. Но это же была только первая серия. Мата не было. Во второй серии оппозиционеры наносят ответный удар.
Tags: табула раса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 126 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →